Молодёжный совет Шанхайской организации сотрудничества
yc-sco.org

14.08.2014

Значение ШОС и БРИКС для России повышается в сложившихся обстоятельствах

Таковыми для России являются южные и восточные геополитические регионы, большинство субъектов которых пока сохраняют видимый нейтралитет в раскручивающемся российско-западном противостоянии. Закрепление своих позиций в этих странах потребует от Москвы значительных усилий и видимых издержек. Однако именно то, насколько успешно удастся справиться с таким вызовом, в значительной степени предопределит способность страны устоять перед стратегически мотивированным натиском Запада.

Конечная цель этих усилий, по существу, заключается в том, чтобы нанести России тяжелый геополитический и экономический ущерб и таким образом добиться, наконец, исторического реванша. Именно поэтому линии Запада необходимо противопоставлять наращивание усилий по развитию двусторонних отношений с государствами, которые находятся вне "магнитизма" США и ЕС и не втянуты в орбиту односторонней ориентации в их нынешнем конфликте с Россией. Параллельно необходимо, конечно, концентрировать усилия и для повышения геополитического веса тех международных и региональных объединений, в основе деятельности которых лежит принцип многополярности и дистанцирования от Запада.

В последнее время, после разворачивания маховика украинского кризиса, на этих направлениях достигнуты новые тактические успехи. Помимо создания Евразийского экономического союза, значимыми явлениями стали итоги недавнего саммита БРИКС (председательство в этом альянсе в ближайшее время переходит к России). В рамках БРИК, несмотря на массированное давление Запада, уже были приняты впечатляющие решения по укреплению глобально-многополярных, в том числе, экономических тенденций. Решительные шаги в этом направлении предстоит сделать и в рамках другого объединения - Шанхайской организации сотрудничества. Такую возможность дает намеченная в Душанбе на сентябрь встреча глав государств-членов ШОС. Принципиально важное значение будет иметь для России и предстоящий саммит Азиатско-тихоокеанского сотрудничества (АТЭС).

На заседании Совета министров иностранных дел ШОС, состоявшемся под занавес июля в Душанбе, был подготовлен пакет предстоящих решений глав государств, входящих в организацию. Их глубокое беспокойство продолжают вызывать, прежде всего, вопросы региональной безопасности. Без всемерного объединения усилий на этом направлении проиграют все. Особая тревога – Афганистан в свете «фактора 2014», т.е. вывода войск НАТО. Второй тур президентских выборов в ИРА до сих пор, по существу, не определил победителя. Более того, он не только не внес позитивного заряда в ситуацию, но и вновь обнажил всю глубину межнациональных противоречий в этой стране, глубокий кризис во взаимоотношениях ее политических элит. Все это на руку вооруженной оппозиции со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. В этих условиях от ШОС, которая объединяет практически всех непосредственных и более отдаленных региональных соседей России, требуются динамичные совместные действия, прежде всего, в политико-дипломатическом измерении. Речь идет, в том числе, о дополнительных мерах по обеспечению границ стран-участниц, а также о наращивании совместной борьбы с терроризмом и наркотрафиком.

Если на саммите в Душанбе будут приняты обновленные редакции документов, окончательно определяющих обязательства вновь вступающих в Организацию членов и порядок предоставления им такого статуса, то откроется прямая дорога для расширения Организации. Интерес к этому уже давно проявляют такие влиятельные государства региона, как Пакистан и Индия, тесное сотрудничество с которыми в рамках ШОС, бесспорно, резко повысило бы ее геополитический потенциал.

Однако в свете нынешних неопределенностей на мировой арене нельзя исключать и «приторможения» процесса вступления в ШОС новых членов. Дело в том, что в сентябре начинается период российского председательства в организации, и давление со стороны Запада на партнеров по ШОС (с целью насолить Москве) может оказаться очень сильным. Нельзя также не учитывать и собственного стремления политиков из стран ШОС - не спешить, подождать развязки конфликта на Украине или хотя бы политических подвижек, свидетельствующих о начале деэскалации кризиса.

Вместе с тем, «ахиллесовой пятой» Организации продолжает оставаться экономическая проблематика, отсутствие механизмов совместного финансового сопровождения ее проектов. Принятие комплексных и компромиссных решений на этот счет все еще впереди. При этом, такое явное отставание имеет место на фоне недавних договоренностей БРИКС с ярко выраженной экономической составляющей, о создании Евразийского союза (с участием членов ШОС России и Казахстана, и ее партнера по диалогу – Белоруссии), а также выдвинутой Пекином идеи Экономического пояса Шелкового пути. Наполнение их практическим наполнением имеется в виду осуществлять, прежде всего, за счет ресурсов соответствующих государств – членов Шанхайской организации. Своего часа ждет детальная проработка не только китайской инициативы, но и алгоритмов ее сопряженности с уже имеющимися евразийскими механизмами, активной участницей которых является Россия.

Все указанные составляющие политико – экономической повестки дня ШОС, обсуждение которых продолжается уже не один год, настоятельно требуют скорейшего форсированного решения. Иначе Организация будет терять свой динамизм и не оправдает предназначения как уникальная международная структура, в основе деятельности которой лежат принципы равноправия, взаимоуважения и конкретный учет интересов друг друга. Россия всегда была заинтересована в обратном, и эта заинтересованность многократно повышается с учетом современного международного развития. Предстоящее председательство Москвы в ШОС (а также в БРИКС) предоставляет уникальный шанс для того, чтобы вывести эти объединения на новый стратегический виток за счет укрепления позиций сторонников многополярного миропорядка и освобождения от западных финансово-экономических структур. Параллельно, 2015 год предоставил бы России новые возможности закрепиться в качестве основного геополитического противовеса гегемонии Запада. В этой ее роли фактически заинтересованы все ключевые участники как ШОС, так и БРИКС, хотя открыто об этом и не говорят.

Если говорить о площадке ШОС, то для благоприятных условий, обеспечивающих движение вперед, предстоит предпринять немало усилий. Помимо важных предварительных решений СМИД в июле (которые еще требуют утверждения на саммите в сентябре), министерская встреча в Душанбе продемонстрировала и разногласия, существующие по ряду вопросов, прежде всего, по столь чувствительному для России, как украинский. Основным предметом обеспокоенности партнеров, судя по всему, является решение о возвращении Крыма в состав России, что, по их мнению, противоречит международному принципу территориальной целостности (о принципе права наций на самоопределение, закрепленном ООН, никто не вспоминает). При этом, противодействие «трем злам» (по китайской терминологии) – терроризму, сепаратизму и экстремизму, является одним из основных принципов деятельности ШОС в области безопасности. В многонациональных, отягощенных историческим противоречиями государствах Центральной Азии, а также в Китае к этому вопросу относятся с подчеркнутым вниманием.

Итоговый документ душанбинской встречи ограничился соболезнованиями в связи с трагедией малазийского «Боинга», сбитого над территорией боевых действий на юго-востоке страны, чего было явно недостаточно. На этом фоне российская сторона специально оговорила, что внесет в проект Душанбинской декларации глав государств ШОС дополнение в связи с положением на Украине.

Михаил Конаровский, политолог



http://yc-sco.org?lng=ru&module=news&action=view&id=953