Молодёжный совет Шанхайской организации сотрудничества
yc-sco.org

28.02.2011

Алматы: поиск будущего для ШОС

Десятилетие ШОС дает повод говорить о неком «моменте истины» для организации. За это время она уверенно вошла в политическую систему мира и сегодня "шлифует" курс на ближайшую перспективу. Он будет утвержден на июньском саммите в Астане.

Взгляд на будущее во многом определяют такие вещи, как анализ пройденного, реалистическая оценка настоящего, расстановка приоритетов. Над этим, собственно, и работало интернациональное экспертное сообщество, собравшееся на площадке Международной научно-практической конференции «10 лет по пути безопасности и сотрудничества: успешный опыт противодействия современным вызовам и угрозам на пространстве ШОС». Форум состоялся в Алматы, под занавес зимы.

Десять лет - мало или много?

Родовая колыбель Шанхайской организации сотрудничества – удивительный город Шанхай, подаривший ей название. Отцы-основатели ШОС заседали здесь 15 июня 2001 года. Через год в альянс влился Узбекистан - так появилась «шанхайская шестерка». Ее сроднила серьезная озабоченность шести региональных стран разгулом терроризма, сепаратизма, растущей наркоугрозой. Все эти «три зла», как окрестили их китайцы, имели трансграничную природу, и надо было объединяться, чтобы противостоять этим нешуточным угрозам. Как проповедовал в «Войне и мире» мудрец-Толстой, «ежели люди порочные связаны между собой и составляют силу, то людям честным надо сделать только то же самое».

Зародившемуся политическому объединению удалось создать беспрецедентную атмосферу доверия, и в этом была (и есть) его главная сила.

Как птенец, вылупившийся из материнского яйца, новорожденная ШОС «вдыхала запахи мира», оперялась, проходила естественные этапы развития. В июне 2002 года, на Санкт-Петербургском саммите глав государств ШОС, был подписан базовый документ - Хартия Шанхайской организации сотрудничества. С этого момента, собственно, и началась живая летопись.

И вот минуло 10 лет. Есть повод говорить о неком «моменте истины». Приветствуя участников конференции, заместитель министра иностранных дел Казахстана Кайрат Сарыбай подчеркнул, что «члены организации, строго следуя шанхайскому духу, положениям Хартии ШОС, положениям о добрососедстве и сотрудничестве с членами организации, укрепили базу для сотрудничества совместного обеспечения мира, безопасности и стабильности, а также развития многостороннего сотрудничества на значительном пространстве, которое называется пространством ШОС».

Действительно, за время своего существования ШОС превратилась в уважаемую региональную организацию, интерес к которой проявляется во многих странах. Это подчеркнул, выступая на конференции, Генеральный секретарь ШОС Муратбек Иманалиев: «За десять лет своего существования ШОС стала действенным фактором обеспечения стабильности и безопасности, укрепления солидарности в реагировании на общие вызовы, выработки совместных подходов к урегулированию ситуаций, угрожающих миру и безопасности на пространстве шести государств-членов ШОС».

Такая позитивная констатирующая оценка повторялась в преамбулах выступлений многих участников конференции. Не было разногласия и в том, что ШОС достигла значительных успехов в координации усилий стран-членов по обеспечению региональной безопасности: ведется военное сотрудничество, проходят многосторонние антитеррористические учения, спецслужбы государств-членов обмениваются чувствительной информацией, согласовывают общий список террористических организаций, совместно борются с наркопандемией.

Есть очевидные достижения, но и проблем хватает - собственно, такова жизнь! В течение двух дней участники конференции работали в рамках четырех сессий, обсудив 56 докладов, содержащих в себе такие актуальные темы, как «Роль и место ШОС в обеспечении региональной безопасности», «Перспективы расширения ШОС и развития международных контактов», «Факторы роста наркотической угрозы на пространстве ШОС», «Новые вызовы и угрозы».

Другая составляющая конференции - живое коллегиальное общение в кулуарах, мини-интервью в фойе, азартные "атаки" журналистов на руководителей ШОС. Меня, кроме всего, кровно интересовала оценка Генерального секретаря ШОС Муратбека Иманалива работы нашего портала ИнфоШОС, и я "изловчилась" спросить его об этом в момент кофе-брейка. "Смотрю ваш портал, рад, что он существует. Очень интересно, серьезная, профессиональная работа. Хорошо, что у ШОС есть такое информационное сопровождение", - оценка, несомненно, стимулирующая новую волну позитивной энергии для нашего журналистского коллектива.

Дискуссия, развернувшаяся в премиум-залах отеля Rixos Almaty, была очень насыщенной, отличалась прозрачностью формы и безлестностью стилистики. Звучали даже резкие пассажи, особенно при обсуждении аспектов болезненной афганской тематики и щекотливого вопроса о расширении ШОС.

Формат встречи давал возможность экспертам высказывать то, что не могут позволить себе дипломаты, премьеры, лидеры стран. Вещи назывались своими именами, ситуации оценивались без прикрас, озвучивались самые алармические сценарии ближайшего будущего и видение роли ШОС в них. Выставляя интересы альянса на первый план, никто, конечно, не забывал о национальных интересах. В целом это был очень энергичный, плюралистический обмен мнениями, настоящее пиршество идей и суждений вокруг целей, образа и самой судьбы ШОС. Есть надежда, что рациональные зерна, изъятые из потока этой «высекающей истину» дискуссии, станут вкладом в подготовку итоговых документов предстоящего саммита ШОС.

Золотые яблоки Алматы

…Снежной мглой встретила казахская природа участников шосовской конференции, прибывших в международный аэропорт «Алматы» из 11 стран. Знаменитые яблоневые сады в городских предместьях спали под снегами, но яблочный фантом так или иначе настигает вас в этом городе. В номере отеля Rixos Almaty, принявшего участников конференции, я нашла сувенир «золотое яблоко». Это - своеобразная «визитка» города, имя которого, Алматы, т.е. «Яблоневый».

Тут пора сделать небольшое отступление - хочу объясниться с родным русским языком, точнее, с его блюстителями, ратующими за привычное название города - Алма-Ата. Казахские лингвисты утверждают, что это словосочетание появилось случайно, в советских чиновничьих кабинетах, оно бессмысленно в национальном понимании – «Яблоко-Дед» (!?). Они убедили меня в том, что «Алматы» - корректнее и справедливее с исторической точки зрения.

В древние времена на Великом Шелковом пути стояло селение Алматы, которое славилось чудесными яблоками – об этом писали еще генуэзские купцы. И были эти плоды так хороши, что появилось имя «Алма», которым стали называть девочек. И до сих пор называют: у милой бортпроводницы нашего рейса 875 Air Astana был на кофточке бейджик с таким именем.

В России, конечно, есть свои правила написания иностранных топонимов, гидронимов и пр. Но существует также исключение из правил, основанное на «уважении к контрагенту». Им я и пользуюсь. И чистота русского языка тут не причем. Русскому языку нечего бояться, он один из шести членов Клуба мировых языков, на нем закодировано немало сокровищ духа, литературы, научной мысли. Наконец, русский язык оттого «велик и могуч», что эластичен, толерантен и мудр.

…Дыхание весны скоро разбудит алматинские сады, заставит деревья выпустить почки, бутоны - раскрыться, и тогда предгорья Заилийского Алатау, к которым тесно прижалась «южная столица» Казахстана, примут образ Рая. Однажды в жизни я видела эту картину и знаю, что созерцание неземной красоты алматинских садов, благоухающих в цветении, как одежды богини земледелия Деметры, достойно паломничества.

Однако сейчас, на стыке зимы и весны, резвые степные вьюги еще не угомонились, а горные гряды Алатау укрыты снегами. За этими хребтами, входящими в систему Тянь-Шаня, - Китай, а южнее - Киргизия, рядышком Таджикистан, юго-западнее – Узбекистан. Богом данные соседи и - союзники по Шанхайской организации сотрудничества.

Алматы, видимо, обладает энергией центростремительных процессов, ему суждено было стать колыбелью целого ряда интеграционных международных объединений - СНГ, ЕврАзЭС, СВМДА, ЦАРИКЦ. А в 1998 году, в период зарождения ШОС, здесь собрались главы государств тогда еще «шанхайской пятерки», чтобы принять историческое решение о созыве серии встреч – экспертов, министров иностранных дел, премьер-министров, лидеров стран - для рассмотрения вопросов безопасности и расширения сотрудничества в Центральной Азии, на азиатском континенте в целом. Об этом напомнил с трибуны конференции Кайрат Сарыбай.

Мак, краса афганских полей

Афганистан, привычно, представал в речах выступающих на конференции как «исчадие ада». Посланец этой страны - Ливаль Абдул Гаффур, директор Центра региональных исследований Афганистана, даже в некоем роде извинился за тот негатив и те «неудобства», которые причиняет мировому сообществу его родина. Профессор не преминул указать и на «свою правду»: афганцы не смогли бы изготавливать из макового опиата наркотики, когда бы на территорию страны не поступали извне прекурсоры – химические реагенты, производимые в других странах, главным образом – в развитых. Он признался, что сегодня «невозможно объяснить афганским крестьянам, почему высевать мак - «плохо», тем более - "нельзя". Пока власти не могут предложить реальную альтернативу маковому буму.

Между тем, теоретически альтернативы предлагались. Например, скупать у крестьян их опиумный урожай на корню, используя как сырье для фармацевтической промышленности. Сама по себе идея привлекательна, но оценить и просчитать ее должны, конечно, профессионалы. Другая альтернативная идея состоит в том, чтобы перевести афганских земледельцев на "другой объект" - хлопководство. Однако выращивать хлопок - великое искусство, в одночасье его не постичь - здесь нужны многие труды.

Афганистан находится на перепутье между Востоком и Западом. Эта страна - древний центр торговли, одним из компонентов которой всегда был опийный мак, «дичок» этих мест. Ценность растения поднималась с развитием цивилизации. Сначала в нём видели благое свойство – утолять боль, успокаивать нервную систему. Но прошло время, и открылось пагубное свойство этого растения, сделавшего печальную, с точки зрения судьбы человечества, карьеру: от простого полевого растения - до «оружия массового уничтожения», не больше и не меньше.

Сегодня Афганистан превращен в абсолютного монополиста по производству опиатов – на него приходится не менее 93% от всего мирового производства. Есть и еще одна проблема: в стране созданы (конечно, злоумышленно, криминально) идеальные условия для героинового потока с вектором на Север, через Таджикистан, Узбекистан, Казахстан - в Россию.

И вот - печальная данность моей родной страны: по оценке ООН, процент российского населения, вовлеченного в злоупотребление опиатами, в 5-8 раз превышает соответствующий показатель в странах Европейского Сообщества. Опиаты, прежде всего героин, в России употребляют до 90% всех наркозависимых, и весь он имеет исключительно афганское происхождение.

«Российская Федерация за последние годы не просто «подсела на иглу» афганских опиатов, но и стала абсолютным мировым лидером - рынком сбыта и потребителем опиатов №1 в мире. И все это определяется тем, что основным источником наркотиков является находящийся в нашем «мягком подбрюшье» Афганистан», - сказал, выступая недавно на парламентских слушаниях в Москве директор Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов.

И никто пока не знает, как быть с противоречием, существующим между Афганистаном и остальным миром: опийный мак, взращенный на афганских полях, убивающий людей в других странах, - практически главный способ существования афганцев. Одни травят других, чтобы жить самим. Найти оптимальное решение это проблемы - головоломка посложнее теоремы Ферма!

Ливаль Абдул Гаффур призывал относиться к афганскому народу с пониманием, уважая особенности его социума, традиции и обычаи. Он повторял мысль о том, что афганцы, не терпящие никаких незваных пришельцев, способны сами решить существующие проблемы, а международная поддержка должна быть взвешенной и тактичной. В этом смысле он возложил большие надежды на ШОС, активно участвующую в поиске решения афганского вопроса.

Трудный клубок афганских проблем в ШОС, конечно, хорошо понимают. Но что может сделать ШОС в нормализации ситуации в Афганистане и вокруг него? Она готова работать по периметру афганских границ, как и готова к перспективной реализации ряда проектов социально-экономического плана на его территории, к борьбе с наркотиками на путях их транспортировки из Афганистана в Европу. Но идет война, и ее молох – серьезный контраргумент мирным инициативам.

Российский эксперт Анатолий Клименко, заместитель руководителя Центра стратегических проблем Северо-Восточной Азии и ШОС Института Дальнего Востока РАН, считает наиболее вероятным такой вариант развития событий в Афганистане, который связан с длительной и упорной борьбой против международного терроризма на всех «фронтах»: политическом, экономическом, информационном, военном. По его мнению, «антитеррористическая операция, проводимая группой стран во главе с США в приграничном к ареалу ШОС Афганистане, война в Ираке и конфронтация с Ираном также требуют постоянного внимания и адекватной реакции со стороны Организации. До сих пор Шанхайской организации удавалось пройти через эти испытания, однако недостаточная оперативность и действенность её ответных шагов может негативно сказаться на развитии ситуации в Центральной Азии и на всем пространстве ШОС. Все это требует наращивания усилий со стороны России и других учредителей ШОС по реализации тех замыслов, во имя чего Организация создавалась – это строительство крупнейшей в мире и универсальной системы регионального сотрудничества нового типа на принципах соразвития».

Анатолий Клименко назвал «недостаточно оформленными» механизмы ШОС, существующие для координации экономических проектов стран-участниц, борьбы с международным терроризмом, пресечения наркотрафика и ликвидации последствий стихийных бедствий в регионе

«Три зла» - фатальный трезубец мира

Как только Вашингтон пообещал в 2014 году вывести войска из Афганистана, акции ШОС пошли вверх, стал усиливаться реальный интерес к ней. Понятно, что идет поиск того механизма, который помог бы сохранять стабильность и безопасность в центральноазиатском регионе и вокруг него. Без ШОС здесь не обойтись. Видимо, ей еще предстоит сыграть свою главную роль на афганском театре действий.

Сотрудничество в сфере безопасности – тема, которая была названа «приоритетом» в самом начале пути ШОС, она им и остается. Директор исполнительного комитета Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества Дженисбек Джуманбеков посвятил свою речь, как он выразился, «трем бедам», выделив в очередной раз мысль об актуальности совместного противостояния международному терроризму, сепаратизму и экстремизму.

«Сегодня у террористических структур наблюдается рост независимых организационных, финансовых, материально-технических и идеологических ресурсов, эффективное использование современных информационных технологий, а также увеличение числа боевиков-смертников, - сказал директор РАТС ШОС. - Огромную опасность несет стремление сети международных террористических организаций овладеть компонентами или средствами для создания оружия массового поражения, а также использования Интернета в подрывных целях. Все эти ухищренные формы террористических акций на различных объектах и в местах массового скопления людей нацелены на масштабные разрушения и увеличение количества жертв, дестабилизацию общественно-политической ситуации в регионе».

Как сообщил Дженисбек Джуманбеков, на предстоящем юбилейном саммите ШОС в Астане главами государств–членов ШОС будет рассмотрен и подписан ряд нормативно-правовых документов, в том числе - Антинаркотическая стратегия Шанхайской организации сотрудничества на 2011–2016 годы. Документ предусматривает меры противодействия финансированию террористической деятельности за счет средств, получаемых от незаконного оборота наркотических веществ.

Оттолкнувшись от посыла «ничего не стоит организация, которая не может защищать себя и своих членов», российский эксперт Анатолий Клименко призвал уделить внимание оборонным аспектам развития ШОС. «Это - веление времени, породившего новые вызовы, на которые должна реагировать Организация. Необходимо разработать общую стратегию развития ШОС на среднесрочную перспективу и более отдаленный период, которая охватывала бы все сферы, предусмотренные Хартией, – не только политическую, экономическую и гуманитарную, но и оборонную», - считает российский ученый. По его мнению, одной антитеррористической структуры недостаточно, и пора подумать о создании «сил ШОС», которые могли бы размещаться в проблемных районах шосовского региона.

Расширение, головная боль ШОС

Любая структура должна развиваться, чтобы жить, стагнация смерти подобна. Исключительно горячо на конференции обсуждались перспективы расширения ШОС. Рассматривались, в основном, два плана этой темы: принятие новых членов и развитие международных контактов. Дискуссии придали остроты некоторые разногласия «каркасных» стран - России и Китая - в отношении приема новых членов.

По мнению российских экспертов, расширение организации необходимо, Невозможно более оттягивать решение этого вопроса. Китайская позиция – не надо спешить, следует все тщательно просчитать и учесть, чтобы не навредить организации, не размыть ее формулу. Эта мысль пронизывала выступление Ли Цзыго, заместителя начальника отдела по изучению ШОС Китайского института международных исследований.

Вопрос, конечно, непростой, поскольку любое включение нового государства означает коренное изменение и новый старт со всеми негативными и позитивными последствиями. Между тем в двери ШОС стучатся несколько государств.

Сегодня конфигурация структуры такова: шесть базовых стран-членов организации, четыре государства (Монголия, Пакистан, Иран и Индия) имеют статус наблюдателей, два - статус партнера по диалогу (Белоруссия и Шри-Ланка). В рамках создания правовой базы для принятия новых членов в 2010 году принято Положение о порядке приема новых членов в организацию. При этом, в настоящее время ведется разработка типового документа об обязательствах «государства-заявителя».

До недавнего времени все государства ШОС придерживались мнения, что увеличивать количество членов организации, до времени, не стоит. Первоначально необходимо укрепить ее в существующем составе, наладить механизмы работы, набраться опыта. Но пришло время, и ситуация изменилась. Российский эксперт Александр Лукин, директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС при Московском институте международных отношений МИД России, изложил на конференции свое видение возможностей и препятствий на пути расширения ШОС.

«В мае 2006 года на заседании Совета министров иностранных дел ШОС была достигнута негласная договоренность о моратории на прием новых членов, - напомнил он. - Негласном потому, что, по сути, противоречила Хартии ШОС, провозглашавшей организацию «открытой». Мораторий подтверждался на заседаниях Совета глав государств ШОС в июне 2006 в Шанхае, в августе 2007 в Бишкеке и в июне 2010 г. в Ташкенте.

Между тем, интерес к ШОС в мире последовательно растет. Еще в 2006 году с просьбой о предоставлении статуса полноправного члена обратился Пакистан, имевший статус наблюдателя, а в 2007 и 2008 – другой наблюдатель, Иран. В 2009 году на встрече в Екатеринбурге главы государств-членов ШОС ввели новый статус – «партнера по диалогу», - который был предоставлен Шри Ланке и Белоруссии. Интерес к установлению контактов с ШОС проявляют Египет, Непал, Сербия, Катар, Азербайджан, Турция и другие страны. В 2010 году о своем желании стать полноправным членом заявила Индия.

Нежелание принимать новых членов до самого последнего времени в ШОС объясняли техническими причинами: отсутствием механизмов присоединения к организации. Однако сегодня такой механизм фактически создан, приняты соответствующие документы, разработана четкая процедура. На заседании Совета глав государств в Ташкенте в июне 2010 года было одобрено Положение о порядке приема новых членов. В этом документе четко сформулированы критерии, которым новый член должен соответствовать.

На грядущем саммите ШОС в Астане планируется принять типовой Меморандум, что станет последним шагом в создании формальной базы для приема новых членов. После этого отказывать в приеме желающим, ссылаясь на отсутствие соответствующих процедурных документов, станет сложно».

По информации Лукина, Российская позиция связана с ее активной поддержкой кандидатуры Индии (эта страна готова сменить статус "наблюдателя" на статус полноправного члена ШОС - об этом говорила Мина Сингх Рой, ученый из Института оборонных исследований и анализа Индии). Эта позиция, по мнению Александра Лукина, представляется заслуживающей поддержки: принятие такой крупной и в целом успешно развивающейся страны, как Индия, серьезно увеличило бы международный авторитет и влияние ШОС, которая, наряду с китайской моделью развития обогатилась бы не менее успешной индийской.

Главным оппонентом идеи приема Индии в ШОС выступает Китай, выдвигая при этом ряд аргументов. Первый из них сводится к тому, что, если в организацию вольется столь крупная страна, у молодой ШОС возникнет много организационных проблем, которые трудно будет решать. Придется вводить третий язык (английский; сейчас рабочие языки ШОС – русский и китайский), полностью изменится лицо организации, будет затруднен и без того непростой процесс принятия решений.

Здесь, однако, по мысли Александра Лукина, необходимо понять главное: что стратегически важнее - собственное влияние внутри ШОС или рост влияния Организации в целом в мире?

В общем, расширение ШОС – головная боль, да и только. И неизвестно, какой анальгетик ее снимет. Возможно, проблему прояснит астанинский саммит.

На фоне несомненного позитива у ШОС достаточно и нестыковок, расхождений во взглядах. Не всеми признаются даже исконно шосовкие инициативы, скажем, такие проекты, как Университет ШОС, Молодежный совет ШОС. Узбекистан считает, что не надо ШОС "растекаться по древу", а лучше сосредоточиться на основополагающей задаче - проблеме региональной безопасности.

По мнению ученого Константина Сыроежкина, сотрудника Казахстанского института стратегических исследований при президенте страны, напряжение в ШОС создает и такой момент: "усиливающаяся конкуренция между Россией и Китаем за энергоресурсы Центральноазиатского региона".

Между тем, в будущем ШОС казахстанский эксперт не сомневается, оно, несомненно, есть. Но позиции ее членов будут усиливаться, вероятнее всего, на одном, главном направлении – совершенствовании системы региональной безопасности, считает Константин Сыроежкин и видит здесь такую логику: "Лучше делать то, что без оговорок отвечает интересам всех и не вызывает противоречий между государствами".

В заключение повторю главную цель алматинской научно-практической конференции: собрать, оценить, проанализировать лучшие идеи, креативные мысли. Эти "драгоценные зерна" предполагается заложить в проект астанинской Декларации, которая будет принята на июньском саммите ШОС.

ИнфоШОС будет последовательно публиковать выступления участников конференции в полном формате.



http://yc-sco.org?lng=ru&module=news&action=view&id=95