Молодёжный совет Шанхайской организации сотрудничества
yc-sco.org

25.01.2011

ШОС-2010 в зеркале мировой прессы

В наступающем году Шанхайская организация сотрудничества отметит десятилетие. За прошедшие годы ШОС превратилась в одно из самых крупных и динамично развивающихся региональных объединений, удачно сочетающих геополитическую близость стран-участниц с быстро растущей экономической кооперацией между ними. Проект, что называется, состоялся и в будущем претендует на роль азиатского общего рынка и организации по безопасности в одном лице.
Взглянем на то, что писали мировые СМИ о деятельности организации в уходящем 2010 году.

Несмотря на растущие вес и влияние ШОС как одного из самых больших в мире региональных объединений, приходится признать, что в целом западная пресса в 2010 году уделяла ей внимания немного, а больше концентрировалась на событиях в отдельных странах альянса. В фокус внимания, конечно, попали драматические события в Киргизии. Падение режима Бакиева в апреле и последовавшие за этим межэтнические столкновения в июне прокатились волной в западных СМИ. Британская Times назвала их «постсоветской трагедией».

Некоторые из наблюдателей критиковали ШОС и Россию за «бездействие» во время межнациональных беспорядков в Киргизии, за то, что они «отошли в сторону», по выражению индийского дипломата М. К. Бхадракумара в Asia Times (Гонконг), или считая позицию ШОС в киргизском кризисе «неэффективной», по словам британской Guardian . А в феврале та же английская газета задавалась вопросом: «Что же собой представляет сравнительно новая Шанхайская организация сотрудничества: шаткое объединение Китая, России и среднеазиатских стран или она формируется в новую глобальную силу в сфере обороны и безопасности, которая будет иметь серьезные последствия для Запада?»

Отвечая на подобные упреки, Питер Лавелль (Peter Lavelle) в статье «Как Россия оценивает ситуацию в Киргизии» (The National Interest, США) заметил, что «если бы Россия вмешалась в события в Киргизии, то она создала бы таким образом прецедент. И как только после этого в какой-нибудь центрально-азиатской стране возникали бы внутренние проблемы, то последовало бы обращение за поддержкой к Москве, и эта помощь была бы оплачена российской кровью и средствами из ее казны».

С другой стороны, тот же индийский дипломат еще в начале киргизского кризиса констатировал, что «беспорядки в Бишкеке продемонстрировали, насколько уникальную роль играет Москва как гарант региональной стабильности». «Недавние события в Киргизии являются примером прогресса российской дипломатии в регионе», - считает политолог Александр Лаца во французском издании "Alliance GEO Strategique".

На июньском саммите глав государств в Ташкенте ШОС приняла совместную декларацию по событиям в Киргизии, а Россия оказала республике мощную финансовую и гуманитарную помощь. Известно заявление Дмитрия Медведева, что "Киргизия была и остаётся нашим стратегическим партнёром, и нам, конечно, небезразлично, как живёт народ Кыргызстана и как у них обстоят дела".

Межэтнические столкновения в Киргизии были явно "приурочены их режиссерами" к ташкентской встрече на высшем уровне и, мягко говоря, здорово испортили настроение лидерам "шанхайской шестерки". Другой интригой саммита ШОС стал вопрос о приеме новых членов и расширении организации, прежде всего, из всего, из числа государств, имеющих статус "наблюдателей" - в лице Индии, Ирана, Монголии и Пакистана.

Иран первый из этой группы претендовал на утверждение своего полноправного членства в ШОС. По этому поводу Asia Times в статье «Ставки и блеф в новой «Большой игре»» писала: «Иран хотел бы стать полноценным членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) – многоуровневого объединения для сотрудничества в области экономики и безопасности, ставшего чем-то вроде азиатского ответа НАТО – но пока имеет лишь статус официального наблюдателя, поскольку группа не принимает страны, на которые наложены санкции ООН».

Times of India в статье «ШОС откажет Ирану в членстве» добавляла, что, «несмотря на тесные экономические и энергетические связи с Исламской республикой, Россия и Китай, как постоянные члены Совета безопасности ООН с правом вето, поддержали новый раунд санкций ООН против Ирана». «Вместе с поставками ракет С-300 Тегеран практически лишился возможности стать полноправным членом Шанхайской организации сотрудничества, - заключала BBC. - Президент России сказал, что страны, находящиеся под санкциями ООН, не могут стать полноправными членами Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)». В то же время, расширение состава организации за счет крупных держав "отвечало бы интересам ШОС и укрепило бы ее авторитет", отметил Медведев на саммите».

Однако зарубежная пресса позитивно оценивает шансы остальных стран-наблюдателей на вступление в ШОС и повышения международной роли и экономической мощи организации. «По слухам, через пару лет Индия и Пакистан вступят в ШОС, - делает прогноз пакистанская Daily Times в статье «ШОС открывает новые пути». - С точки зрения Пакистана, членство в ШОС было бы очень полезно – как для экономики, так и для борьбы с терроризмом. ШОС пообещала укрепить контртеррористическое сотрудничество со странами-наблюдателями... В мире, где экономические трудности толкают многих в ряды террористических организаций, ШОС могла бы сыграть важную роль, открыв новые пути для торговли». «В свою очередь, - пишет далее пакистанская газета, - среднеазиатским республикам, с их огромными запасами природных ресурсов, ШОС, обещающая открытый доступ к рынкам и ресурсам, выгодна, так как среди прочего она позволит им выйти на большие и удобные рынки Китая, Индии и Пакистана... В целом ШОС может всерьез поспособствовать экономическому прогрессу региона и одновременно стать важным фактором, восстанавливающим глобальное равновесие сил». Поддержка вступления Пакистана в ШОС, считает американская EurasiaNet, даст при этом России шанс «улучшить свои возможности по получению контрактов, связанных с атомной энергетикой».

Высоко оценивает глобальные перспективы ШОС египетская Al Ahram: «Если Пакистан и Индия в ближайшем будущем будут приняты в ШОС, то это только подчеркнёт роль этой группы как реального противовеса многосторонним организациям, ориентированным на США и Европу, в делах, касающихся определения внешнеполитического курса не только для Узбекистана, но и для всей Средней Азии». Иранский телеканал Press TV добавляет, что в ходе ноябрьского визита министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Дели, было заявлено, что Индия должна войти в состав ШОС.

Зарубежная пресса отметила еще один позитивный момент прошедшей встречи глав государств ШОС в Ташкенте. «На сей раз, впервые в истории организации, - пишет пакистанская Daily Times в статье «ШОС открывает новые пути», - саммит ШОС посетил представитель США, и это означает, что ее значение начинают осознавать по всему миру». Американская EurasiaNet также уверена, что «самым поразительным доказательством зрелости ШОС является тот факт, что впервые за эти годы Соединенные Штаты публично проявляют интерес к деятельности альянса... Еще слишком рано говорить, признают ли Соединенные Штаты ШОС в роли важного гаранта безопасности в Центральной Азии, но нет никаких сомнений в том, что альянс ШОС под руководством Москвы и Пекина достигла своего совершеннолетия».

О другом важном ежегодном саммите ШОС — Совете глав правительств стран-участниц, который прошел 25 ноября, ВВС отозвалась так: «По мнению наблюдателей, на встрече в Душанбе главное внимание будет уделено проблемам стабильности и безопасности в Центральной Азии. Россия и Таджикистан могут затронуть тему аренды Москвой таджикского военного аэродрома Айни и возможного возвращения российских пограничников на таджикско-афганскую границу. Несколько лет назад российские пограничники вернули контроль над одной из самых неспокойных государственных границ СНГ своим таджикским коллегам. Таджикистан и Афганистан разделяют около 1400 км общей границы, и большая часть ее проходит по труднодоступной горной территории”. ВВС оценивает позитивно такой возможный шаг, подчеркивая, что "граница имеет шанс стать крепче".

Влиятельный американский еженедельник Newsweek в статье «Россия и Китай укрепляют связи» также поднимает афганскую тему, обращаясь к вопросу о том, какую важную роль в регионе мог бы сыграть союз двух держав в рамках ШОС ввиду предстоящего ухода американских войск из Афганистана. «ШОС может стать фундаментом для альтернативного центра силы в Азии со своим собственным банком развития (он уже выделил свыше $10 млрд на спасение банковских систем государств ШОС) и собственными силами быстрого реагирования. А в Москве надеются, что ШОС станет платформой, через которую они смогут влиять на ход мысли китайских стратегов и формировать программу региональной безопасности».

Большую роль в дальнейшем сближении с Китаем еженедельник отводит визиту главы Федеральной службы по наркоконтролю Виктора Иванова в конце ноября в Китай с целью активизировать совместную борьбу с наркотрафиком в региональном масштабе. Но это, по мнению американского издания, только отправная точка в работе двух держав над новой системой региональной безопасности. Newsweek подчеркивает, что «Москва очень осознанно выстраивает сценарий будущего широкомасштабного сотрудничества в области обеспечения безопасности. В Средней Азии они (Россия и Китай) решили начать с совместной борьбы с наркотиками. А дальше, как предлагает Иванов, — « воспользовавшись общей проблемой наркотиков, они должны объединенными усилиями стабилизировать обстановку в Пакистане». Иванов считает, что вместе Россия и Китай смогут не позволить «США разместить там свои ракеты». По его словам, «ШОС в ее новом обличье также могла бы иметь «существенный вес на международной арене, в том числе в форматах “большой восьмерки ” и “двадцатки”».

Политолог Александр Лаца в интервью «Все, что западные СМИ скрывают о России-2» (Alliance GEO Strategique, Франция) также отмечает изначальную важность среднеазиатского региона и ШОС для России: «По очевидным для всех лингвистическим, историческим, стратегическим и географическим причинам Средняя Азия является одной их тех зон мира, где Россия определенно намерена расширять свое влияние и присутствие... У российского «наступления» на Азию уже есть, как мне кажется, несколько ярких символов. В прошлом году Китай стал крупнейшим торговым партнером России. Диверсификация снабжения региона энергоресурсами является особенно привлекательной для нее в том плане, что из-за бурного развития местных экономик спрос к середине века имеет все шансы обогнать европейский. Более того, символичной является и сама ШОС. Россия – это единственный «европейский» член этой организации, который тем самым демонстрирует соответствующее своей географии геополитическое позиционирование: в центре Евразии».

Видение будущего Центральной Азии и ШОС со стороны Китая рисует немецкий еженедельник Der Spiegel в статье «Мировые державы ухаживают за Центральной Азией». Это ««новый Шелковый путь», состоящий из трубопроводов, новых автомагистралей, идущих из центра континента до китайского побережья, и новых железных дорог, соединяющих Пекин с Ташкентом (и идущих дальше, в Берлин и Париж). Развитие региона можно сравнить с развитием Последних рубежей Америки». Еженедельник отмечает, что «Пекин помог учредить Шанхайскую Организацию Сотрудничества, предоставляющую ему значительное влияние и потенциально способную стать очень мощным альянсом».

Китайско-гонконгская Asia Times в статье «Ставки и блеф в новой "Большой игре" также подчеркивает масштаб экономических проектов двух ведущих стран региона — России и Китая: «Когда речь идет о нефти, то цель тут – огромный трубопровод «Восточная Сибирь - Тихий Океан» (ВСТО). В прошлом августе была начата работа над российским отрезком трубы от Тайшета в Восточной Сибири - до дальневосточной Находки длиной 4000 километров. Российский премьер Владимир Путин провозгласил ВСТО «по-настоящему всеобъемлющим проектом, укрепившим наше энергетическое сотрудничество». А в конце сентября русские и китайцы официально открыли трубопровод из Сковородино в Амурском крае до нефтехимического центра Дацин на северо-востоке Китая. Длина трубопровода составляет 999 километров. Стратегически это является ключевым шагом в сторону региональной энергетической интеграции, укрепляя российско-китайское партнерство внутри ШОС, а также в Совете Безопасности ООН».

С другой стороны, еженедельник Der Spiegel, как и многие другие наблюдатели, пишут об опасности внутренних противоречий между странами шосовского альянса, лежащих на их естественном пути к сотрудничеству и интеграции. «Иногда кажется, что и сами среднеазиатские республики являются основным препятствием на пути к успеху. Узбекистан и Киргизия по-прежнему пререкаются по поводу земельных и водных угодий в Ферганской долине, разделенной между двумя странами. Таджики и узбеки, киргизы и казахи тоже постоянно вступают в споры. На сегодняшний момент, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев – единственный региональный лидер, предпринявший попытку объединить вздорных соседей. Он мечтает о создании евразийского союза».

В заключение приводим два авторитетных мнения тех, кто непосредственно руководит и определяет нынешние и будущие приоритеты ШОС. Во время сентябрьского визита в Китай российский президент Дмитрий Медведев, в интервью китайской «Жэньминь жибао», так охарактеризовал значение ШОС в регионе и мире в целом: «Общими усилиями России, Китая и наших центральноазиатских партнеров ШОС вошла в число наиболее авторитетных организаций не только регионального, но и глобального масштаба. Думаю, не будет преувеличением сказать, что решение задач стабильного и поступательного развития на евразийском пространстве уже невозможно представить без ШОС".

В рамках ШОС мы боремся с терроризмом и сепаратизмом, трансграничной организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков. Повышению ее роли в борьбе с новыми вызовами и угрозами помогают совместные антитеррористические учения государств ШОС. В том числе проведенные в России в августе нынешнего года и только что успешно завершившиеся учения «Мирная миссия-2010» в Казахстане».

Та же газета «Жэньминь жибао», отражающая официальную точку зрения Пекина, подвела итоги развития ШОС в уходящем десятилетии: «С 2001 года до 2010 года прошло 9 лет со дня основания Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Ход девятилетнего развития свидетельствует о том, что инициированная ШОС новая концепция безопасности и идея об общем развитии, которые сводятся к "взаимному доверию, взаимной выгоде, равенству и взаимодействию", укрепляется, расцветает и дает плоды. В этих условиях Китай окончательно урегулировал доставшиеся от истории пограничные проблемы с Россией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном. Благодаря этому, граница протяженностью в несколько тысяч километров стала поясом добрососедства, дружбы и сотрудничества. Территория ШОС составляет три пятых всего евразийского пространства, включает одну четвертую населения земного шара. Между странами-членами с большой взаимодополняемостью экономик, обладающими богатыми ресурсами, обширным рынком и мощной научно-технической и кадровой базой, существует огромный потенциал для сотрудничества.

В настоящее время ШОС создала для своих стран-членов механизм партнерства, характеризующийся "сотрудничеством и общим выигрышем", сформирована модель сотрудничества, при которой многостороннее содействует двустороннему, а двустороннее укрепляет многостороннее. Стратегическое взаимодействие и партнерство между Китаем и Россией, стратегическое партнерство между Китаем и Казахстаном, дружба, сотрудничество и партнерство между Китаем и Узбекистаном сформировали основу многостороннего сотрудничества.

Специальный представитель президента России по делам ШОС Леонид Моисеев отметил, что в различных сферах сотрудничества, в частности, в строительстве транспортного коридора в Средней Азии и создании общей сети связи, ШОС "имеет широкие возможности". Для продвижения экономического взаимодействия страны-члены Организации … прилагают постоянные усилия по либерализации торговли и инвестиций и реализации технико-экономического сотрудничества с тем, чтобы к 2020 году добиться свободного передвижения товаров, услуг, капитала и технологий».



http://yc-sco.org?lng=ru&module=news&action=view&id=72