Молодёжный совет Шанхайской организации сотрудничества
yc-sco.org

23.05.2011

Леонид Моисеев: "На ШОС в мире возлагаются большие надежды"

Накануне юбилейного саммита Шанхайской организации сотрудничества, который состоится 14-15 июня в Астане, специальный представитель Президента Российской Федерации по делам Шанхайской организации сотрудничества, Национальный координатор ШОС от России, посол по особым поручениям Леонид Моисеев дал интервью главному редактору ИнфоШОС Татьяне Синицыной. Речь шла о совокупном результате десятилетней деятельности ШОС, о проблемах и завтрашнем дне организации.

Когда подходит юбилей, принято рассуждать о феномене юбиляра… 10 лет это – много или мало для международной организации?

- С одной стороны, много, всё же за спиной - 10 лет достаточно интенсивной работы. Удалось сформировать структуру организации, создать юридическую базу для функционирования, добиться того, что эта структура стала работоспособной, наконец, выработать философию, собственную, уникальную. И вот феномен последних лет - ШОС стала востребованной региональной организацией, которая привлекает все больше внимания. Дорогого стоит признание со стороны Генеральной Ассамблеи ООН, которая приняла резолюцию, где ШОС названа ключевым региональным объединением, которое занимается в Центральной Азии вопросами поддержания безопасности и стабильности.

С другой стороны, 10 лет – неплохой повод проанализировать и то, что не удалось сделать, задуматься над стратегией на дальнейший период, над тем, как продвигать идеи, которые провозгласила ШОС, с учетом нового развития обстановки в мире. В изменившихся международных обстоятельствах, а они изменились кардинально, необходимо позаботиться и о внутренней консолидации организации, и о том, как ей расширяться - ведь с самого начала ШОС заявила о себе как об открытой структуре. Уже есть желающие стать полноправными членами ШОС. Есть претенденты на статус наблюдателя или страны-партнера по диалогу. Эти заявки уже рассматриваются, по ним надо приходить к решениям.

Десять лет назад ШОС предложила мировому сообществу новую модель сотрудничества. Главным «козырем» альянса стали «заповеди», отражающие такие понятия, как паритет, доверие, уважение, диалог, консенсус. Многие эксперты предрекают ШОС роль оплота безопасного и справедливого миропорядка. Как Вы считаете, по плечу ШОС такая миссия?

- Мы сталкиваемся с тем, что на ШОС возлагаются большие надежды и с ШОС связываются большие ожидания. В мировом сообществе наше объединение принимается как некая альтернатива сложившемуся в последние десятилетия в мире порядку, при котором мощные державы, считают, что могут вести себя так, как им удобно, как им хочется, не считаясь ни с международным правом, ни с мнением других. Есть и попытки проецировать свое внутреннее законодательство на другие страны и действовать, не оглядываясь на мнения остальных. ШОС такой подход абсолютно чужд. Мы отстаиваем то, что заложено в базисе объединения: все страны, независимо от своего размера, истории, культурных и национальных обычаев, равноправны и имеют одинаковый голос в решении тех вопросов, которые ставятся на повестку дня. Отсюда и соответствующая реакция в мире на ШОС как на реальную альтернативу и связанные с этим, повторяю, большие ожидания.

Поэтому-то к нам обращаются все новые и новые страны, желающие включиться в орбиту ШОС. Мы, со своей стороны, готовы работать со всеми, кто разделяет наши ценности.

Любой юбилей - хороший повод для подведения итогов, демонстрации совокупного результата. Каковы главные достижения, важнейшие проекты ШОС?

- Я бы начал с безопасности и стабильности. Мы сумели сообща наладить противостояние наиболее острым угрозам безопасности. Если взять день сегодняшний, то мы концентрируемся на борьбе с наркотиками, которые в нарастающем объеме пересекают границы ШОС и попадают в наши страны.

Наркотическая угроза квалифицируется нами как угроза безопасности. На этом направлении мы делаем важные, кардинальные шаги - принимаем Антинаркотическую стратегию, создаем реальный механизм борьбы с наркотиками. Он заработает в ближайшее время и дополнит уже существующую систему механизмов, выстроенных для противодействия угрозам стабильности и безопасности.

Если говорить об экономике, то здесь успехи ШОС выглядят скромнее. Это и понятно, ведь наладить тесное взаимовыгодное, перспективное сотрудничество на экономическом треке шести стран, совершенно не однозначных по экономическому весу, по размеру, по ресурсным параметрам и своим первоочередным приоритетам в экономической области, – задача архисложная. Но кое-что всё-таки получается. Мы находим ниши, где ШОС может сотрудничать в многостороннем формате. Постепенно наше взаимодействие будет развиваться и дальше, поскольку оно работает на улучшение социально-экономической ситуации, повышение благосостояния народов наших стран. А эта задача становится очень злободневной – мы видим, что происходит на севере Африки, на Ближнем Востоке. насколько остро социально-экономические проблемы могут отражаться на политике, на общественной стабильности. В этом смысле задача повышения уровня жизни населения становится еще более важной и крайне актуальной.

Нам удалось сделать ряд важных шагов в сферах, которые интересуют всё мировое сообщество, и здесь мы первопроходцы. Назову, в первую очередь, международную информационную безопасность, где ШОС готовится выступить с новыми инициативами и предложить своё видение того, как должны вести себя государства в этой сфере, которая тесно переплетается с политикой и экономикой.

Так что, есть серьезные вещи, которых нам удалось добиться. Я уже не говорю про сферу образования (запущен сетевой Университет ШОС), не говорю о культурном поле, где у нас очень большие достижения в плане развития межцивилизационного диалога, культурного взаимообогащения.

В нашей работе мы исходим из реальности. Главное – двигаться вперед, учитывая интересы всех.

ШОС возникла не от хорошей жизни. Государства региона должны были отвечать на угрозы, обострившиеся в конце XIX - начале XX столетий, когда вдруг, по совокупности причин, активизировались террористические и сепаратистские группировки и была нарушена стабильность. В какой мере ШОС оправдала свой образ «гаранта стабильности» в регионе?

- Если говорить о стабильности и сравнивать то, что было характерно для региона 10 лет назад, с тем, что сейчас определяет его обстановку, то однозначно можно увидеть кардинальное улучшение ситуации. Над задачей обеспечения стабильности, противостояния терроризму и наркотрафику мы, конечно, будем работать и впредь.

Очень важно, как будет развиваться ситуация в Афганистане. Для ШОС это первостепенный вопрос безопасности.

Планируется вывод с афганской территории международных коалиционных сил, перекладывание на местные власти главной ответственности за поддержание мира и стабильности в своих границах. Как это будет происходить в реальности, пока сказать трудно. Мы должны быть готовы к любому повороту событий в Афганистане и вокруг него, своевременно предпринять все необходимые меры. Это – задача, которая сейчас выходит на передний план. Ее не было тогда, когда создавалась ШОС. В то время нас больше волновали проблемы нестабильности, которые существовали внутри наших стран. Но сейчас главная угроза безопасности исходит извне, а именно из Афганистана и граничащего с ним Пакистана. Весьма настойчиво проявляется стремление со стороны некоторых внерегиональных государств возложить на ШОС главную ответственность за поддержание ситуации в Афганистане. Мы на это не пойдем, учитывая опыт прошлого, я имею в виду десятилетнюю войну Советского Союза в Афганистане. Главное для ШОС - сохранять безопасность по периметру афганской границы.

Скажет ли свое слово ШОС в том случае, если американцы, заявившие о выводе своих войск, отправят их не домой, а просто расселят на территориях соседних государств, в том числе и стран ШОС?

- Во-первых, опыт показывает, что американцы никогда никуда до конца не уходят. В этом плане в Афганистане, скорее всего, будет повторен опыт Ирака. Разумеется, есть стремление к увековечиванию военного присутствия и за пределами Афганистана. Я думаю, что это будет предмет серьезного внимания и обсуждения в рамках ШОС с учетом той коллективной позиции, которая была выработана в 2004 году. Ее суть состоит в том, что по мере сворачивания военных операций в Афганистане возникает и необходимость сворачивания иностранного присутствия в регионе. Возможно, сейчас ситуация не совсем такая, какой она была в 2004 году. Однако принципиальный подход сохраняется, и состоит он в том, что безопасность региона должна обеспечиваться, в первую очередь, возможностями находящихся здесь стран.

Организация прошла непростой путь адаптации, становления, сроднения частей своего организма. После ташкентского саммита стала создаваться юридическая база для расширения ШОС, а июньский саммит в Астане должен придать этому процессу новую силу. Как говорится, в ШОС стоит очередь. Но, чем больше масса, тем выше турбулентность. Не расшатает ли ШОС процесс расширения?

- Определенные сомнения относительно темпов расширения, конечно, существуют. Но замечу, что мы продвигаемся достаточно системно. В Ташкенте было принято положение, касающееся приема новых членов. В Астане планируется принять уже детализированный документ, который будет регулировать технические аспекты акта вступления. Мы предусматриваем последовательную и достаточно длительную процедуру, выполнение которой поможет процессу адаптации «новичка» к тем правилам и формам работы, которые уже сложились в ШОС. Этот процесс объективно займет несколько лет, но, надеемся, не будет болезненным.

Одним из первых субстантивных документов ШОС стала Конвенция по борьбе с терроризмом. Была создана РАТС, в которой совместно работают представители всех стран «шанхайской шестерки». Но профессионалы говорят, что эффективность их действий сдерживают негармонизированные правовые акты…

- Все входящие в ШОС страны – суверенные государства, которые развиваются по своим траекториям, и, естественно, их законодательства не во всем совпадают. Задача ШОС как раз и состоит в том, чтобы найти такие пути работы, которые учитывали бы особенности законодательства каждого государства, а также определить те рамки сотрудничества, которые устраивают каждое государство. Это, конечно, требует определенного дипломатического искусства, достаточно высокого уровня доверия и готовности каждого из участников идти на определенные жертвы ради того, чтобы адаптироваться к общему процессу. Задача в том, чтобы процесс продвигался вперед, и национальные особенности нивелировались в его интересах. Здесь приходится идти навстречу и «тяжеловесам», и небольшим странам. Вопрос сложный, но решаемый, во всяком случае, мы находим выходы из самых сложных ситуаций.

ШОС уже вписалась в современную реальность, это - живой факт «десятилетия». В прошлом году в Ташкенте подписана Декларация о сотрудничестве Секретариата ШОС с Секретариатом ООН. Сегодня на Западе говорят о том, что и НАТО необходим диалог с ШОС. Как Вы считаете, может ли ШОС пойти в сторону сотрудничества с НАТО?

- Если и будет диалог с НАТО, то он будет очень непростым. Существует объективная предвзятость, устоявшиеся стереотипы, мешающие взглянуть на партнера по-новому. Они действуют и в отношении ОДКБ, и в отношении ШОС. Интересно, что страны Евросоюза уже начали пересматривать, менять устоявшиеся стереотипы, проявляя интерес к диалогу с ШОС. Еще несколько лет назад такого не было. Что же касается НАТО, то эта структура военно-политическая, в то время как ШОС структура не военная. И здесь, если какой-то диалог и возможен, то не в ближайшее время.

В прошлогоднем интервью ИнфоШОС вы сказали, что «ШОС переросла региональные рамки». Поясните, пожалуйста, этот тезис с сегодняшних позиций.

- Взять хоты бы борьбу с терроризмом, которая является одной из главных задач ШОС. Понятно, что борьба с терроризмом не может вестись на каком-то узком поле. Существуют общие проблемы, общая методология борьбы с этим злом, которая интересна и актуальна для всех и которую каждый регион может пополнить своими наработками. Сейчас каждый регион стремится к разнообразным формам сотрудничества. Мы исходим из того, что терроризм – угроза глобальная, и с ней надо бороться сообща. Возьмем и такую тему, как наркотики. Они идут из Афганистана, а пространство ШОС – транзит. Бороться с наркотиками, как мы понимаем, надо не только в узких рамках нашего объединения, а сообща, и очень важно перенимать опыт. Например, есть чему поучиться у Ирана, страны-наблюдателя в ШОС, где продуктивно работает антинаркотическая система. Борьба против наркотиков - это та тема, по которой мы готовы работать с разными странами, в том числе и за пространством ШОС. Наркотики, производящиеся в Афганистане, - не только региональная угроза, это – глобальный вызов, именно так квалифицирует проблему ШОС.

Нельзя не вспомнить о Киргизии, «болевой точке» ШОС. Остался в памяти печальный сюжет Ташкентского саммита, к которому явно была приурочена киргизско-узбекская резня в Оше. Внутренние проблемы этой страны еще не сняты. Что делается «шанхайской шестеркой» в плане помощи Киргизии, содействию гражданскому миру на ее земле?

- Недавно, 14 мая, на заседании СМИД ШОС в Алма-Ате, министры иностранных дел государств-членов организации единодушно отметили ту значительную роль, которую сыграла ШОС в нормализации обстановки в Киргизии. И речь здесь идет не только об экономической и гуманитарной помощи - ШОС сыграла и свою политическую роль, что очень важно. Мы готовы работать с киргизскими властями, они это чувствуют и ценят. Замечу, что, несмотря на все события, не было никакой паузы в работе с Киргизией на векторе ШОС, не вставало никакого вопроса о полноценности участии Киргизии в организации, и эта деликатность, это товарищество, этот «шанхайский дух», проявленный в трудную минуту, были высоко оценены властями страны.

Продолжаются постоянные плотные контакты отдельных государств-членов с киргизским руководством на предмет помощи, осуществляются разные проекты. Например, Россия сейчас активно помогает Киргизии в становлении антинаркотической службы – раньше ее здесь не существовало. Мы оказываем методическую, организационную и финансовую помощь. И это только один пример сотрудничества.

Как вы оцениваете период казахского председательства в ШОС? Что за специфика проявилась, какие инновации?

- Казахстан очень добросовестно подошел к своему председательству и сделал его насыщенным и содержательным. Все мероприятия в отведенный годичный период были плотно распланированы на весь календарь и проведены безупречно, четко, с подчеркнутым элементом организационной культуры. На встречах, совещаниях, заседаниях поддерживалась прекрасная дружеская и деловая атмосфера, все контакты были очень продуктивны. Мне хочется надеяться, что и саммит пройдет на высоком уровне.

Помимо юбилейной Декларации - это будет очень солидный документ, подытоживающий десятилетие ШОС и намечающий перспективу организации, на саммит выносится Антинаркотическая стратегия, говорящая сама за себя. Следующий шаг в Астане – Меморандум, который послужит механизмом для включения новых членов в организацию. Фактически этим завершается подготовка юридической базы для расширения - сам процесс нами уже продуман и проработан.

Надо сказать еще и о том, что к саммиту казахстанские коллеги, с участием других стран, впервые подготовили киноролики о жизни и деятельности ШОС, они будут демонстрироваться в кулуарах саммита. Это – яркая и содержательная документальная кинолента, способная обогатить пиар-информационную составляющую, в которой так нуждается ШОС. К саммиту выпущена также юбилейная памятная монета и марка.

А если говорить о России, о «градусе» ее участия в жизнедеятельности ШОС, в целом он достаточен?

- Трудно дать однозначную оценку. Будет точнее сказать: мы работаем по мере сил и возможностей. На некоторых направлениях мы действуем очень четко и результативно. Приведу в пример таможенную группу, которую в ШОС возглавляет российский представитель. На этом направлении удалось сделать немало. Сейчас российское министерство финансов очень активно продвигает в жизнь концепцию механизма запуска совместных экономических проектов. Наши финансисты готовы внести средства на начальной стадии проектов с тем, чтобы потом к ним подключались инвесторы.

Если вспомнить период российского председательства в ШОС в 2009 году и саммит в Екатеринбурге, то, как мне представляется, почин России тогда сыграл немаловажную роль и стал в некотором роде примером для других. Мы впервые рационально и пунктуально распланировали всю программу годовых совместных действий и такой подход стал теперь нормой для других председательствующих в ШОС стран.

Программа была плотной и шла по нарастающей по мере приближения к кульминации – саммиту, накануне которого происходили наиболее важные и содержательные встречи. Российская сторона выступила с пакетом инициатив, например, по запуску санитарно-эпидемиологического направления в сотрудничестве стран ШОС, что получило всеобщую поддержку. Тогда же открылось еще одно направление сотрудничества - по линии министерств внутренних дел.

Следуя за нами, узбекский и казахский периоды председательства внесли в программы совместных действий свой колорит, свои инициативы. И каждый раз это способствовало более продуктивной и слаженной работе, поднимало сотрудничество в рамках Организации на новую ступень.



http://yc-sco.org?lng=ru&module=news&action=view&id=167