Молодёжный совет Шанхайской организации сотрудничества
yc-sco.org

07.04.2011

Почему ОБСЕ не понравились выборы в Казахстане

Пожалуй, среди обозревателей и аналитиков не было никого, кто бы полагал, что на этот раз оценка ОБСЕ может быть положительной. Вопрос был только в том, насколько резкой она будет, и заведут ли представители ОБСЕ разговор о том, что они не признают результатов выборов, то есть заявят, что по их мнению казахстанские избиратели выбрали "кого-то другого". Интересно было также посмотреть, как представители миссии ОБСЕ увяжут свою оценку выборов с председательством Казахстана в ОБСЕ, которое осуществлялось в 2010 году.

По сравнению с прошлыми выборами, в Казахстане и других странах региона, астанинские оценки ОБСЕ были очень мягкими. Если вспомнить, в декабре 2010 года миссия ОБСЕ не признала легитимными выборы президента в Белоруссии. Еще раньше, в 2005 году, в отношении казахстанских выборов президента в Казахстане в 2005 году говорилось, что они не соответствовали международным стандартам. Теперь же миссия ОБСЕ, признавая хорошую техническую организацию процесса голосования, спокойную обстановку, говорила только о том, что выборы могли быть и лучше. На сей раз в центре внимания миссии ОБСЕ - дальнейшее усовершенствование избирательного процесса, в чем Казахстану предлагается содействие и сотрудничество со стороны все той же ОБСЕ. О непризнании состоявшихся выборов нелегитимными на сей раз речи не заходило.

На брифинге в Астане представители миссии - Тонино Пицула и Даан Эвартс - чувствовали себя не слишком уверенно и всячески старались смягчать и округлить формулировки. Дело дошло даже до таких высказываний: "Мы признаем особые условия, в которых находится Казахстан" (Даан Эвартс), "Выборы являются очень честной попыткой улучшить выборы" (Тонино Пицула), "Мы не делаем никаких заявлений..." (Даан Эвартс). Все это говорит о том, что политические установки Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ "не признавать выборы в Казахстане демократическими" вошли в явное противоречие с тем, что наблюдатели видели своими глазами.

Оценка ОБСЕ - яркий пример предвзятого подхода, следования совершенно определенной политической линии. Тонино Пицула сказал: "Как социализм невозможен в одной стране, так и демократия невозможна в одной стране". Это весьма примечательный момент: записные демократы берут на вооружение экспансионистскую идеологию, ссылаясь на идеи и политику Сталина. За этим явно стоит стремление "опытных европейцев" не столько помочь странам молодой демократии, сколько навязать им ту избирательную систему, которая выгодна ОБСЕ. Но стоит заметить, что в Казахстане существуют собственные представления о демократии и связанные с нею традиции, уходящие корнями в далекое прошлое. О том, что бы им хотелось, определенно сказал Даан Эвартс. Он указал на случай, когда Мэлс Елеусизов, один из кандидатов в президенты, демонстративно проголосовал за фаворита выборов - Нурсултана Назарбаева. "Такие выборы не должны проходить в истинной демократии", - заявил Эвартс.

Но что же такое, "истинно демократические выборы" с точки зрения миссии ОБСЕ? К примеру, в ноябре 2010 года ОБСЕ признало парламентские выборы в Молдавии, которые были названы "соответствующими большинству стандартов ОБСЕ и Совета Европы". На них Коммунистическая партия набрала 40,5 % голосов, Либерально-демократическая - 28,7 %, Демократическая партия - 12,9 %, Либеральная - 9,3 %. Парламент оказался раздробленным между разными партиями, депутаты от разных партий не могут договориться, и в результате с сентября 2009 года эта страна не имеет избранного президента. Его обязанности поочередно исполняю три и.о. президента (Михай Гимпу, Влад Филат и Мариан Лупу), причем от разных партий. При этом, по данным социологических опросов, 63% избирателей выступают за всенародные выборы единой фигуры президента. Вот такую систему, приведшую к вялотекущему политическому кризису, ОБСЕ называет демократичной.

"Истинная демократия", с точки зрения европейских представителей в ОБСЕ, это такая ситуация, когда рядовой избиратель отделен непреодолимой стеной от принятия важнейших решений, когда избиратель может голосовать только за партии, и когда важнейшие решения зависят от закулисного сговора, конечно, при активном участии представителей ОБСЕ и других европейских организаций. В такой "мутной воде" европейцы получают возможность активно вмешиваться во внутренние дела другой "демократической" страны, приводить к власти удобное им руководство, поскольку оно не будет полностью самостоятельным, а станет оглядываться на мнение Европы.

При подобном подходе казахстанская система, где главное должностное лицо страны получает мандат доверия непосредственно от граждан, им очень не нравится. Назарбаев, получивший легитимные полномочия из рук избирателей республики, не зависит от Европы, и при необходимости может указать брюссельским бюрократам на их место, как он это однажды и сделал. Президент имеет также возможность продвигать свои идеи и отстаивать свои ценности на мировой политической арене. Вот эта самостоятельность Казахстана и стоит костью в горле у европейских политиков, именно на нее идут нападки, маскируемые под оценки избирательного процесса.

Целый ряд европейских политиков давно прилагает усилия к тому, чтобы загнать Астану на второразрядные позиции, с которой невозможно было бы и шагу ступить без предварительного одобрения Европы. Однако это не удается.

Казахстан нанес им тяжелые политические поражения во время своего председательства в ОБСЕ в 2010 году - многие в Европе считали, что Казахстан не справится со своей ролью, а он сделал это блестяще. И вот теперь, во время президентских выборов, европейцы снова должны были отступить, столкнувшись с образцово проведенными выборами.

Впрочем, поскольку отказа от идеи "невозможности демократии по-европейски в одной стране" не произошло, схватки за казахстанский политический суверенитет будут продолжаться и дальше.



http://yc-sco.org?lng=ru&module=news&action=view&id=125